ENG

СМИ о нас

Новые книги по советской истории // Горький (20.09.2017)

20 Сентября 2017

Мемуары Григория Аронсона посвящены формированию репрессивной машины советской власти, о чем автор, активный меньшевик и одновременно деятель правого крыла Бунда, знал не понаслышке. Почти четыре года Аронсона держали и в подвалах Лубянки, и в Бутырской тюрьме, и в Орловском централе. В декабре 1921 года его собирались отправить в ссылку в Туркестан (сам Аронсон допускал, что дотуда не доедет и его забьют по дороге конвойные), но потом большевики решили от него избавиться: гуманно не расстрелянный, в январе 1922-го он попал через Ригу в Германию. Умер в своей постели в Нью-Йорке в 1968 году.

В своей постели — тоже в Нью-Йорке, только на одиннадцать лет раньше — умер и третий нарком юстиции РСФСР Исаак Штейнберг. Первого наркома, Георгия Оппокова, ожидаемо расстреляли в 1938-м. Второй нарком юстиции Петр Стучка (вернувшийся на пост после того, как Штейнберг покинул Совет народных комиссаров в знак протеста против заключения Брестского мира) успел умереть до начала Большого террора, в 1932 году. Штейнберг, в отличие от социал-демократа Аронсона, был левым эсером. И его книга не мемуары, а описание двух ликов революции: лживого большевистского (по его мнению) и подлинного, вырастающего из идеалов левых эсеров. «Сейчас на русской арене спор двух начал воплощается в борьбе между марксизмом и левонародничеством. Но этот спор имеет всемирно-историческое значение, ибо в той или иной форме повторится он везде. Быть ли человеку творцом и зачинателем истории или только ее идолопоклонником, только пленником ее законов — эта дилемма острее и осязательнее познается в вопросе насилия», — писал он.

Оригинал статьи

Назад к списку рецензий


Подписка на рассылку издательства «Кучково поле».
Свежая информация о книжных новинках и мероприятиях издательства.