ENG

«Тот, кто строил крепко замок, жить не будет в нем» (Дюма)

15 Марта 2019

Публикуем цитаты из книги: Агеева О.Г. Императорский двор России эпохи Павла I. — М.: Фонд «Связь Эпох», 2018. — 440 с.: 8 л. ил.   ISBN 978-5-9907285-6-1
https://kpole.ru/catalog/knigis/ageeva-o-g-imperatorskiy-dvor-rossii-epokhi-pavla-i/


Оставив Зимний дворец главной императорской резиденцией, Павел уже в ноябре 1796 г. начал подготовку к строительству также для пребывания в зимнее время нового грандиозного Михайловского замка.

Это символическое название происходило от имени святого архистратига Михаила, которого Павел счел своим небесным покровителем, так как взошел на престол в преддверии праздника святого Михаила, приходившегося на 8 ноября. Однако с названием и строительством этого дворца связано особое предание. По нему солдату, стоявшему на часах у елизаветинского Летнего дворца, явился архангел или его посланник и приказал построить на этом месте новый дворец… Солдата привели к императору и тот пересказал ему пожелание архангела — возвести на месте старого Летнего новый дворец в его честь. По рассказам, ходившим среди современников (записаны аббатом Жоржелем, В. Н. Головиной и другими мемуаристами) в ответ Павел заявил: «Приказ архангела Михаила будет исполнен». Так или иначе, но само название Михайловский было дано 20 ноября 1796 г. еще стоявшему на Фонтанке старому Летнему дворцу, а затем перешло к новому дворцу-замку. Тогда же началась разборка старого елизаветинского здания, а 26 февраля 1797 г. состоялась торжественная закладка нового замка.

Первые планы-эскизы нового дворца (13 различных вариантов) составлялись самим Павлом еще в 1780-е гг. не без влияния увиденного им в заграничном путешествии 1781–1782 гг. По поручению Павла первоначальный проект, в котором были использованы планы цесаревича, выполнил архитектор В. И. Баженов. Затем проект переработал назначенный главным архитектором строительства итальянец коллежский советник В. Бренна (в литературе Бренна долго назывался автором проекта), а затем архитекторы Ч. Камерон, Дж. Кваренги и другие зодчие.

Быстро формировалась команда лиц, ведавших строительством. В помощь Бренне в 1796 г. были назначены коллежский советник Никифор Пушкин, архитектор Егор Соколов с помощниками и командой мастеров, а также коллежский советник Ф Свиньин и губернский секретарь К. Росси. Действительному статскому советнику Баженову было поручено наблюдать, чтоб строение производимо было с точностью по плану. Скульптурные работы выполнял Мартинелли . В 1797 г. в команду Бренны вошли инспектором над мраморными работами, для переводов и письма коллежский асессор Чинати, профессор в деле фальшивого мрамора Бартоли, каменного дела мастера Висконтий и Лукини, «художник архитектурии» титулярный советник Лапен, академические воспитанники, выпущенные в «художники архитектурии» Шелковников и Овсянников. В декабре 1797 г. ведать отделкой внутренних помещений было поручено генералу Г. Донаурову.

Со стройкой Павел спешил. Поэтому с конца 1796 г. определялись источники ее финансирования, и через императорский кабинет, куда представлялись сметы, выделялись деньги как из его собственных доходов, так и из Государственного казначейства. В целом на Михайловский замок было потрачено более 6 млн рублей . Помимо этого, на материалы для замка разобрали почти оконченный дворец Пеллу, взяли мрамор, готовые детали и прочее из упраздненной комиссии строительства Исаакиевского собора, а сам собор достраивали кирпичом (арх. А. Ринальди), из Царского Села привезли колонны, ризы и скульптуры, брали материалы от строительства Воскресенского монастыря, детали интерьеров из Таврического дворца и т. д.  Несмотря на то, что с работой спешили, число рабочих достигало 6 тысяч человек и работы велись круглосуточно, в том числе ночью при свете факелов, в намеченные Павлом нереальные сроки окончания замка не укладывались.

В результате, полуготовый в отделке замок торжественно освятили в день святого Михаила 8 ноября 1800 г., а переезд в него начали только 1 февраля 1801 г. Эти дни были торжеством Павла, превращенным в праздник. И хотя члены высочайшей фамилии въезжали в еще не просушенные и не полностью отделанные помещения (некоторые в связи с этим задерживались в Зимнем дворце), празднества следовали одно за другим. В новой резиденции Павел прожил только 40 дней, и в ночь с 11 на 12 марта был убит. Символично, что незадолго до смерти в разговоре с камер-фрейлиной А. С. Протасовой им была произнесена фраза: «Здесь я родился, здесь хочу и умереть». Эти слова стали пророческими.

Дворец Павла представлял собой единственный в России и столь модный в Европе замок-дворец на воде. Возведен он был на искусственном острове, образованном Фонтанкой и истоком Мойки, а также двумя каналами. С внешней стороны трехэтажное строение представляло собой квадрат со срезанными закругленными углами, а внутри имело восьмиугольный парадный двор. Попасть в замок можно было только по трем мостам с юга, поднимавшимся на ночь. При этом центральный мост, предназначенный для правящей особы, являлся частью парадного въезда во дворец. От Невского проспекта к нему вела аллея, на которую въезжали от Итальянской улицы через парадные тройные полуциркульные ворота.

Вернуться к списку

Подписка на рассылку издательства «Кучково поле».
Свежая информация о книжных новинках и мероприятиях издательства.