ENG

СМИ о нас

«НГ-Exlibris»: Депутат в белом костюме

30 Июня 2017

В год 100-летия Февральского и Октябрьского переворотов издательства поспешили порадовать любителей интеллектуальной литературы публикацией новых исследований и старых мемуаров, давно ставших библиографической редкостью.

К таковым раритетам, несомненно, относятся и воспоминания Александра Бубликова (1875–1941). Бубликов был чиновником в Министерстве путей сообщения («начальник по изысканиям на железной дороге Москва – Казань – Екатеринбург», директор Ачинско-Минусинской железной дороги), являлся депутатом IV Государственной думы (одно время входил в ее Прогрессивный блок).

С началом февральских беспорядков в Петрограде наш герой поддержал один из двух центров антиправительственных сил, который возник вокруг Временного комитета Государственной думы (напомню, что в те же дни также появился более радикальный Петроградский совет рабочих депутатов). Решение для Бубликова было парадоксальным, так как он невысоко оценивал работу своих коллег-депутатов. В частности, ранее Александр Александрович выступил против «ответственного министерства» – замены царского правительства чиновниками, назначаемыми и подотчетными Думе, так как считал, что общественная критика неизбежно повернется против парламента, поскольку среди депутатов не было крупных специалистов по различным отраслям государственной политики.

Став комиссаром путей сообщения, вспоминал Бубликов, он первым делом использовал железнодорожный телеграф для оповещения начальников всех станций страны о том, что власть перешла к Госдуме. «Вторым делом было узнать, где царь. Оказалось, что он… узнал, что Николаевский вокзал в Петербурге в руках революционных войск, и повернул обратно в Бологое в надежде обогнуть Петербург с юга, проехав Царское Село по Виндавской или Северо-Западным железным дорогам. Я сейчас же отдал распоряжение, чтобы его не пускали севернее линии Бологое – Псков, разбирая рельсы и стрелки, если он вздумает проезжать насильно. Одновременно я воспретил всякое движение воинских поездов ближе 250 верст от Петербурга. Но оказалось, что эти мероприятия были уже не нужны».

Впрочем, победа над «проклятым царизмом» (а Бубликов не жалел в своих воспоминаниях черной краски для последнего государя) вскоре обернулась разочарованием: главой Министерства путей сообщения назначили не нашего героя, а кадета Николая Некрасова. Правда, для критики Временного правительства были и объективные причины. Мемуарист не соглашался с чередой постоянных уступок по отношению к Петроградскому совету. Судя по всему, именно он одним из первых назвал премьер-министра Александра Керенского «главноуговаривающим», видя в его характере «необъяснимые фантазии, склонность к окружению себя ничтожествами, упрямство, и рядом крайняя нерешительность», а в самом правительстве – безволие и «идейную бесцветность».

Слова во многом справедливые, но в устах Бубликова более чем двусмысленные, так как сам Александр Александрович в своих действиях (а точнее, в их результатах) от Александра Федоровича особо не отличался. И если Керенский худо-бедно пытался в октябре 1917 года противостоять восстанию большевиков, двинув казаков генерала Петра Краснова на Петроград, то Бубликов отошел от активной деятельности раньше. Еще в сентябре он выехал во Францию, где был избран во Временный исполнительный комитет за границей (совещание бывших членов Государственной думы), а затем участвовал в работе съезда Русского национального объединения, после чего перебрался в Соединенные Штаты, где и скончался. Именно в Америке он и опубликовал, мягко говоря, субъективные воспоминания, напоминающие  не очень приличный анекдот про продукты жизнедеятельности и белый костюм. Тем не менее, несмотря на зачастую мелочное сведение счетов, они содержат много интересных характеристик, фактов, дополняющих картину крушения государственности. Вот они, по сути, и являются в книге тем самым белым костюмом из анекдота.

Оригинал статьи

Назад к списку рецензий


Подписка на рассылку издательства «Кучково поле».
Свежая информация о книжных новинках и мероприятиях издательства.