ENG

СМИ о нас

Livelib: Дорога на Гюлистан. Из истории российской политики на Кавказе в XVIII — первой четверти XIX в.

9 Ноября 2016

На основе многих архивных документов показывается, как менялась политика России в Закавказье, как военная, так и торговая. Основными игроками здесь были Персия, Османская Турция и Российская империя, и с начала XIX века – Англия и Франция. 

Первая русская попытка вмешаться в дела этого региона – Каспийский поход Петра I, который вытекал из долгосрочной стратегии царя-реформатора по превращению Российского государства в ключевое звено международной торговли Европы со странами Востока. В 1716-1717 гг. Петр I поручил своим представителям составить торговые компании для транзитной торговли шелком через Россию.

В издании подробно рассказывается о стратегических планах князя Г.А. Потемкина. Описана и деятельность генерала Ермолова на Кавказе, который занимался и созданием единой системы управления, постепенно уменьшая значение ханской власти в присоединенных ханствах, сплотив их воедино под властью Российской империи, используя дипломатию. Находившийся под командованием Ермолова Отдельный Грузинский корпус в 1816 г. насчитывал 56 тысяч человек при 132 орудиях. 

Вернувшись в октябре 1817 г. из поездки в иранскую столицу, Ермолов во Всеподданнейшем рапорте Александру I докладывал о проводимых в персидской армии реформах, в которых участвовали британские специалисты. По словам русского генерала, в персидской армии было более 30 батальонов войск (насчитывающих по 1000 человек) и до 100 полевых орудий, и продолжало увеличиваться. В следующем году персидская армия с переменным успехом сражалась с афганцами, не раз нападавшими на персидские земли. 8 мая 1819 года принц Аббас-Мирза (третий по счету сын шаха, его старший брат Мегмет-Али сказал, что лишь подчиняется воле отца – и пока отец жив) торжественно был провозглашен в Тегеране наследником шахского престола. Затем Аббас-Мирзу признала в этом качестве и Российская империя.

Через год наследный принц получил возможность проверить, насколько действенной оказалась реорганизация его армии. «Паша Эрзерума в очередной раз представил убежище двум племенам кочевников и отказался выполнить требование Аббас-Мирзы об их выдаче, тогда как посланника, передавшего это требование, арестовали. Персидский наследный принц был оскорблен отказом. Кроме того, он надеялся на то, что вслед за греческим восстанием начнется и русско-турецкая война, что значительно упростило бы его задачи и создало бы возможность для территориальных приобретений. В 1821 г. армия Аббас-Мирзы вторглась на соседнюю территорию и нанесла превосходящим турецким силам поражение под Эрзерумом. Затем турки были разбиты под Багдадом, и только смерть главнокомандующего персидской армией – старшего сына шаха – спасла город от взятия. Серьезных столкновений больше не последовало, так как в 1822 г. в этом районе Малой Азии началась холера и при посредничестве англичан между турками и персами начались переговоры. В 1823 г. в Эрзеруме заключили мир на условиях status quo ante bellum, что в данных условиях было скорее выгодно для Персии, повысившей свой авторитет в регионе. Безусловно, эта война придала Тегерану чувство уверенности в собственных силах». 

Когда в феврале 1826 года в Персии узнали о восстании гвардии на Сенатской площади, то среди элиты многие поверили, что теперь в Российской империи начнется борьба за трон. Ходили слухи о двух армиях, которые наследники Александра I (Константин и Николай) собираются двинуть друг на друга. 24 февраля 1826 г. об этом Ермолов написал в Санкт-Петербург, как и о подготовке Персии к военному реваншу и возвращения утраченных ею территорий.

Назад к списку рецензий


Подписка на рассылку издательства «Кучково поле».
Свежая информация о книжных новинках и мероприятиях издательства.