ENG

Сергей Шахрай: если у нас в истории что-то хорошо получилось, так ведь это же здорово // Интерфакс (09.12.2014)

9 Декабря 2014

Фундаментальный труд, посвященный 150-летию судебной реформы, ее истории и урокам, вышел в свет в России. Авторы книги под названием «Суд скорый, правый, милостивый и равный для всех» — доктор юридических наук, профессор Сергей Шахрай и доктор юридических наук, доцент Константин Краковский.

В монографическом исследовании представлена детальная история подготовки и реализации судебной реформы 1864 года, исследовано влияние этого события на все последующее полуторавековое развитие российского государства и права.

Как отмечается в книге, за прошедшие полтора века судебная реформа в России «перезапускалась, с большим или меньшим успехом трижды — в 1912-м, в период «оттепели», в 1958–1974-м и, наконец, в постсоветской России в 1991–1993 годах». Презентация монографии состоится 10 декабря в Президентской библиотеке им. Бориса Ельцина в Санкт-Петербурге.

Об истории создания книги, своими размышлениями о текущем состоянии российского правосудия в интервью «Интерфаксу» поделился один из авторов книги, «отец» современной концепции судебной реформы в РФ Сергей Шахрай.

— Сергей Михайлович, когда и как пришла Вам в голову идея написания такого капитального труда?

— По сути, работа над книгой о судебной реформе 1864 года началась 22 года назад во время подготовки Концепции судебной реформы в РСФСР. Сама идея книги родилась в далеком 1991 году, а в 1992 году я в первый раз сел за письменный стол в попытке ее написать.

Как председатель комитета по законодательству Верховного совета еще РСФСР, я раздал членам комитета судебные уставы Александра II как образец того, какой должна быть судебная реформа в РФ. И в концепцию 1991 года был включен целый ряд положений, впервые увидевших свет в 1864 году, которые были реализованы.

— А насколько актуальна реформа правосудия второй половины 19 века для современной России?

— Нынешняя судебная система еще далека от той идеальной модели, которая была запущена в 1864 году. Если говорить в цифрах, то это процентов 60–70, в лучшем случае. Сегодня тема судебной реформы еще более актуальна в связи с объединением Верховного и Высшего арбитражного судов.

Возникает вопрос: что из той реформы можно взять? Не надо стесняться! Если у нас в истории что—то хорошо получилось, так ведь это же здорово.

Вот, к примеру, можно было бы шире использовать опыт мировых судей. Мы первые шаги сделали, но, ей Богу, есть еще что взять из того опыта, так же, как и в организации судов присяжных. Достаточно сказать, что в те времена на заседания суда с участием присяжных простым гражданам попасть было нелегко. Туда люди ходили больше, чем в театр. Иногда надо было распространять билеты, чтобы туда попали все желающие.

Самым сложным, на мой взгляд, было бы возрождение института судебных следователей по модели реформы 1864 года. Тогда работа следователя была подчинена практически полностью подготовке дела к публичному гласному рассмотрению в суде.

Ну а если вкратце подытожить эту тему, то дату начала судебной реформы Александра II можно считать днем рождения нашей адвокатуры и нотариата.

— А как обеспечить независимость судов? В той реформе есть ответы?

— В нынешних условиях для этого есть резервы. Независимость нужна, прежде всего, от местной власти, и многое в этом плане уже сделано, в том числе и действующим президентом. Это назначение судей главой государства, несменяемость судей, финансирование судов исключительно из федерального бюджета. Но, думаю, следовало бы взять еще одну вещь из той реформы для обеспечения независимости судей от губернаторов. Необходимо вернуться к системе судебных округов, подобных тем, которые были введены в ходе реформы 1864 года. Тогда эти округа были специально нарезаны так, чтобы они не совпадали в границах с губерниями, чтобы не быть «в кармане» у губернатора. Ты там живешь, там твоя семья, дети, зарплата. И если судебный орган захватывает границы нескольких губерний, то это уже совсем другая ситуация. Давить нельзя, использовать нельзя, можно лишь каким-то образом пытаться помогать. Сейчас же суды общей юрисдикции полностью повторяют административные границы. Может быть, надо использовать ту же модель, которая появилась при создании федеральных округов. Кстати, система арбитражных судов в этом плане больше соответствует модели 1864 года, и, надеюсь, что она такой и останется.

— А есть ли другие гарантии независимости правосудия?

— Да, это его открытость и публичность. Очень важно, чтобы все решения судов публиковались, и прежде всего в интернете. Коллеги оценят его с профессиональной точки зрения, а люди увидят, защитят и поддержат судью в том, что он не подвержен коррупции. Самое худшее в этом деле — слухи, неизвестность, непрозрачность. Во многих странах, в тех же Индонезии, Малайзии, не говоря уже о Европе, это уже давно сделано.

— Сергей Михайлович, много нареканий в обществе вызывает деятельность судебных приставов-исполнителей. На Ваш взгляд, кому они должны подчиняться?

— Сама по себе система судебных приставов запущена правильно и абсолютно обоснованно. В то же время, очевидно, что она не полностью справляется со своей работой. Возможно, правы мои коллеги, которые предлагают подчинить приставов судам, и это будет на пользу исполнению судебных решений. Но очевидно и другое, что без помощи исполнительной власти исполнить судебные решения практически невозможно, а потому здесь нужно соблюсти некий баланс, который регулируется не столько подчинением, сколько регламентацией процедуры и механизмом имущественного, материального обеспечения решений судьи.

Оригинал статьи

Назад к списку новостей

Подписка на рассылку издательства «Кучково поле».
Свежая информация о книжных новинках и мероприятиях издательства.