ENG

Жизнь «ленинградской мадонны» // Читаем вместе (16.06.2017)

16 Июня 2017

Дневники Ольга Берггольц вела всю жизнь, с 1923 по 1971 год, судьба их не менее драматичная, чем судьба самого автора. Более 30 лет архив поэтессы был закрыт сначала по распоряжению государственных органов власти, а затем по воле наследников. Последние несколько лет в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ) велась работа по подготовке к публикации полного корпуса дневников. В 2015 году к 70-летнему юбилею Победы как специальный издательский проект были изданы дневники военного времени (так называемый «Блокадный дневник»), получившие гран-при ежегодного национального конкурса «Книга года». Новое издание – это первая книга четырехтомного издания всех дневников в хронологической последовательности. Новые тома будут выходить ежегодно.

Дневники, вошедшие в первый том, позволяют проследить процесс перехода мировоззрения поэтессы от христианских принципов, воспитанных с детства, к комсомольскому энтузиазму 1920-х годов, к преданности социалистической идеологии советского государства. На страницах дневников подробно описан период вхождения Ольги Берггольц в литературу, зафиксированы первые экспериментальные художественные тексты. В первый том собрания «Ольга Берггольц. Мой дневник» вошли личные записи поэтессы, сделанные в период с 1923 по 1929 год.

«Дневники позволяют исследовать соотношение различных жанров в творческом наследии Ольги Берггольц, выявить новые факты ее биографии, существенно расширить знания в области русской литературы и культуры первой половины XX века, – говорится в аннотации к книге на сайте издательства “Кучково поле”. – Снабженные научным историко-литературными и текстологическими комментариями, а также большим количеством уникальных иллюстраций, дневники являются результатом многолетней научной работы коллектива архивистов, филологов и литературоведов». Составитель издания Наталья Стрижкова. По ранним дневникам Берггольц и ее автобиографической повести в 1966 году был снят фильм «Дневные звезды».

В мае 2017 года Ольге Берггольц исполнилось 107 лет. Ее называли голосом надежды блокадного Ленинграда, поэтессой, ставшей символом неустрашимого русского духа. Кстати, на портале Президентской библиотеки есть электронные копии книг Ольги Берггольц: сборник стихов «Ленинград», изданный в 1944 году, пьеса 1945 года «Они жили в Ленинграде», написанная в соавторстве с Георгием Макогоненко, а также другие материалы, посвященные ее жизни и творчеству.

Пронзительные и честные стихотворения поэтессы из блокадного Ленинграда дают возможность увидеть жизнь осажденного города изнутри:

Скрипят, скрипят по Невскому полозья;

На детских санках, узеньких, смешных,

В кастрюльках воду голубую возят,

Дрова и скарб, умерших и больных.

Благодаря строкам Ольги Берггольц мы можем почувствовать настроение города в эти тяжелые годы:

Над Ленинградом – смертная угроза…

Бессонны ночи, тяжек день любой.

Но мы забыли, что такое слезы,

что называлось страхом и мольбой.

«Я не могу даже на четвертый день бомбардировок отделаться от сосущего, физического чувства страха, – писала Ольга Берггольц в своем «Блокадном дневнике», опубликованном спустя много десятилетий после войны. – Какое это унизительное ощущение – этот физический страх… Нет, нет – как же это? Бросать в безоружных, беззащитных людей разрывное железо, да чтоб оно еще перед этим свистело так, что каждый бы думал: “Это мне” – и умирал заранее… Хорошо – убейте, но не пугайте меня, не смейте меня пугать этим проклятым свистом, не издевайтесь надо мной».

Вера Кетлинская, руководившая в 1941 году Ленинградским отделением Союза писателей, вспоминала, как в первые дни войны к ней пришла Оленька, как ее все тогда называли, на вид – «обаятельный сплав женственности и размашистости, острого ума и ребячьей наивности». Непривычно серьезная и собранная, она спросила Кетлинскую, где и чем может быть полезна. Та направила Берггольц в распоряжение литературно-драматической редакции Ленинградского радио.

Берггольц писала и читала свои стихи так, что они становились точкой опоры для каждого слушателя:

Товарищ, нам горькие выпали дни,

Грозят небывалые беды,

Но мы не забыты с тобой, не одни,

И это уже победа.

Сегодня имя Ольги Берггольц носит одна из улиц Санкт-Петербурга, а гранитные плиты мемориального Пискаревского кладбища «говорят» с жителями и гостями города монументальными по духу словами поэтессы:

Здесь лежат ленинградцы.

Здесь горожане – мужчины, женщины, дети.

Рядом с ними солдаты-красноармейцы.

Всею жизнью своею они защищали тебя, Ленинград,

Колыбель революции.

Их имен благородных мы здесь перечислить не сможем,

Так их много под вечной охраной гранита.

Но знай, внимающий этим камням:

Никто не забыт и ничто не забыто.

Но об этом мы прочитаем в следующих томах издания, а пока у нас есть возможность узнать, как формировался характер этой удивительной женщины.

«О 22 мае 1927 года. Воскресенье.

День тогда был зеленый, с легким ветром и большим солнцем. Я глядела на березы, и сердце екало, я падала на кровать, смеялась и знала, что сегодня так будет… Я знала… я знала…

И было. На правом берегу реки Невы, далеко от города, где совсем по-деревенскому пашут, и лес шумит; среди ольх, еще не оперившихся, на земле, сырой и душистой, выпершей подснежниками; под небом и пеньем жаворонков – мы мужем и женой стали…

У Борьки зеленые, густые глаза были…

Больно было… Хорошо было… Хорошо… было… нам».

Оригинал статьи

Назад к списку новостей

Подписка на рассылку издательства «Кучково поле».
Свежая информация о книжных новинках и мероприятиях издательства.