ENG

Чернила вместо крови // Независимая газета (14.09.2017)

14 Сентября 2017

Операция «Белый меч» по освобождению Петрограда готовилась долго и трудно. Генерал от инфантерии Николай Юденич столкнулся не только с трудностями комплектования и вооружения собственной армии. Перед ним стоял ряд не менее сложных дипломатических вопросов: как привлечь к операции английский флот и эстонскую армию? Договор с Таллином особенно беспокоил генерала, так как белое правительство Александра Колчака не признавало независимость Прибалтики. Тем не менее Юденич смог договориться о совместных с эстонцами действиях против красных.

Наступление должно было начаться 10 октября 1919 года, но еще 8-го числа так называемая Западная армия полковника Павла Бермондт-Авалова (1877–1974) вместо того, чтобы двинуться на фронт и перерезать Николаевскую железную дорогу, атаковала Ригу. Тем самым Юденич лишился большей части своих войск – войска Бермондта состояли из примерно 50 тыс. штыков против 18,5 тыс. остававшихся у самого генерала.

Дальше последовал эффект домино – полное крушение первоначального плана: эстонские части и британские моряки снялись с фронта для поддержки латвийской армии. Юденич двинулся один и был разбит.

Кто такой Бермондт-Авалов? В чем причины его столь странного поступка? Биографический очерк и собственные его воспоминания дают ответ на этот вопрос.

Еще летом 1918 года немцы, напуганные непредсказуемостью большевиков, которых они привели к власти, приступили к формированию прогерманских правительств (атамана Краснова, гетмана Скоропадского, генерала Келлера). Таковым в Прибалтике оказался и Бермондт-Авалов. Поэтому не удивительно, что в его армии насчитывалось 40 тыс. немцев. Но в отличие от большинства других белогвардейцев, получавших помощь от Антанты или Германии, полковник был готов принести национальные интересы России в жертву «спонсорам». Положение усугублялось личными амбициями. Поэтому, прикрываясь лозунгом «За единую и неделимую Россию», Бермондт и отправился штурмовать Ригу, ведь в столицу Латвии в тот момент возвратилось проанглийское правительство Карлиса Улманиса, свергнувшее власть пронемецки ориентированного Андриевса Ниедры. Иными словами, Бермондт решил выполнить приказ не Юденича, которому формально подчинялся, а своего реального начальника – генерал-лейтенанта графа Рюдигера фон дер Гольца, возглавлявшего германские войска в Прибалтике.

В своих воспоминаниях Бермондт-Авалов объяснял отказ от выполнения приказа Юденича тем, что он якобы был самоубийственным: «Безумные «союзники», отвергнув священные обязанности перед Россией, щедро полили русской кровью равнины Прибалтики». Попутно мемуарист обвинял генерала в слепом исполнении воли Антанты, стремившейся уничтожить Белое движение.

Вместе с тем Юденич без помощи союзников и предателя Бермондта сумел дойти до предместий Петрограда, а затем, сохранив свои основные силы, отступить в Эстонию. 

Что касается самих воспоминаний, то они помимо ценных фактов зачастую содержат интересные характеристики. Так, например, про атамана Петра Краснова мемуарист, иронизируя по поводу его увлечения литературой, писал следующее: «Генерал предпочитал проливать чернила, а не кровь».

Оригинал статьи


Назад к списку новостей

Подписка на рассылку издательства «Кучково поле».
Свежая информация о книжных новинках и мероприятиях издательства.